Бригид: Исследования

Родословие Бригиты, часть I

Автор: Александр Кармайкл (с)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Carmina Gadelica

«Родословие Бригиты» было в ходу среди людей, подспудно веривших в его действенность. Другие гимны Бригите/Бриде пели на ее празднике, но от них не сохранилось ничего, кроме названий и обрывков текста. Названия эти любопытны и наводят на размышления: «Ora Bhride» («Молитва Бригите»), «Lorg Bhride» («Посох Бригиты»), «Luireach Bhride» («Панцирь Бригиты»),  «Lorig Bhride» («Плащ Бригиты»), «Brot Bhride» («Латы Бригиты») и прочие. La Feill Bhride, день святой Бригиты, приходится на 1 февраля по новому стилю или на 13 февраля — по старому (который до сих пор используют многие шотландские горцы). В старину это был день великой радости и торжества, породивший бесчисленные присказки, наподобие таких: 

 «Праздник Бриды, праздник девы».

«Сладкогласая Брида о белых ладонях».

«О Брида прелестей благих,
Мне любы вздохи уст твоих!
Когда хожу среди чужих,
Тебе пою, а не для них!»

С Бригитой связано много легенд и обычаев. Некоторые из них, на первый взгляд, противоречат и друг другу, и характеру святой Бригиты из Килдары. Эти мнимые несоответствия объясняются тем, что Бригит было несколько — не только в христианские времена, но и в дохристианские; личности их в ходе столетий смешались, и теперь атрибуты всех Бригит приписываются одной. Говорят, что Бриде подвластны огонь, искусство и вся красота, какая есть fo cheabhar agus fo chuan («под небом и под волнами»). А коль скоро человек есть высший образец идеальной красоты, Бригита покровительствует ему при рождении и посвящает его Троице. Она — и Мария, и гэльская Юнона. С Девой Марией ее связывают очень часто, особенно когда речь идет о Рождестве Христа. Когда-то она приняла роды у Матери из Назарета в скромном хлеву, а в наши дни принимает роды у матерей с острова Уист в их бедных домишках.

Рассказывают, что Бригита была дочерью набожных бедняков и служила на постоялом дворе в Вифлееме. Однажды в тех краях случилась засуха. Хозяин запряг повозку и собрался за водой, а Бригите оставил faircil buirn agus breacag arain (ведерко воды и мучную лепешку) и наказал, чтобы девушка ни с кем не делилась пищей и водой, иначе ей самой не хватит, и никого не пускала на постой, пока он не вернется. Только он уехал, как в дверь постучались странники — муж и жена. Мужчина был уже в летах, темноволосый, но с седой бородой, а женщина — молодая и прекрасная: овальное лицо, прямой и ровный нос, глаза голубые, губы алые, а волосы — цвета темного золота и длинные, ниже пояса. Путники спросили служанку, не пустит ли она их отдохнуть, потому что они устали и сбили ноги в кровь; и не найдется ли у нее куска хлеба, чтобы накормить их, и глотка воды, чтобы утолить жажду. Пустить их на ночлег Бригита не могла, но разделила с ними свою лепешку и ведерко воды, и странники поели и попили у дверей, поблагодарили Бригиту и пошли своей дорогой. А Бригита еще долго стояла на пороге и печально смотрела им вслед. Верно, жизнь была недобра к этой молодой красавице, и служанка сокрушалась, что не может укрыть усталых путников от дневного зноя и от холода ночной росы. Уже смеркалось, когда Бригита вернулась в дом; и как же она удивилась, когда увидела, что лепешка снова цела, а ведерко полно воды до краев! Она не знала, что и думать: ведь она своими руками разделила хлеб и воду со странниками и видела, как они едят и пьют, а между тем все осталось в целости. Не пропало ни глотка, ни кусочка! Бригита бросилась вдогонку путникам, но те давно уж скрылись из виду. Она было растерялась — где искать, кого спросить? — но тут заметила свет над воротами хлева. Он сиял ярким золотом, и откуда-то служанка знала, что это не dreag a bhais, «падучая звезда смерти», а нечто иное. И Бригита вошла в хлев — как раз вовремя, потому что Деве Марии уже пришел срок, — и своими руками приняла Младенца, ибо странники эти были Иосиф и Мария, а младенец — сам Иисус Христос, Сын Божий, сошедший на землю и родившийся в хлеву при постоялом дворе Вифлеема. D uair a rugadh an leanabh chuir Bride tri braona burna fuarain fioir-uisge air clar a bhathais ann an ainm De, ann an ainm Iosa, ann an ainm Spioraid: и когда Младенец появился на свет, Бригита окропила чело его тремя каплями воды из чистого источника — во имя Бога, во имя Иисуса, во имя Духа. Когда же хозяин вернулся и стал подниматься на пригорок, к своему постоялому двору, то услышал, что пересохший ручей у дома снова журчит и поет, и увидел над воротами хлева яркую звезду. По этим знакам он понял, что Мессия пришел и Христос родился на свет, oir bha e ann an dailgneachd nan daoine gum beirte Iosa Criosda Mac De ann am Betlehem, baile Dhaibhidh: ибо провидцы из народа предрекали, что Иисус Христос, Сын Божий, родится в Вифлееме, граде Давидовом. И увидев, что предреченное свершилось, он исполнился великой радости; и вошел в хлев, и поклонился младенцу-Христу, первой колыбелью которого стали лошадиные ясли.

Вот потому-то Бригиту и называют ban-chuideachaidh Moire — «повитуха Марии». Оттого же и потому же ее зовут Muime Chriosda, «пестунья Христа»; Bana-ghoistidh Mhic De «крестная мать Сына Божьего»; Bana-ghoistidh Iosda Criosda nam bane agus nam beannachd, «крестная мать Иисуса Христа проклятий и благословений».  Христа, соответственно, называют Dalta Bride, «приемный сын Бригиты»; Dalta Bride bith nam beannachd, «приемный сын Бригиты благословений»; Daltan Bride, «маленький приемыш Бригиты» (ласкательное выражение).

В свою очередь, Иоанн, возлюбленный ученик, зовется Dalta Moire — «приемный сын Марии» и Comhdhalta Chriosda, «названый брат Христа». Вообще, приемное родство среди шотландских горцев считается особенно тесным и нежным, даже теснее и нежнее кровного. На этот счет есть много поговорок, например: «Fuil gu fichead, comhdhaltas gu ceud» — «Кровное родство — до двадцатой степени, приемной — до сотой». A церковь на острове Айлей зовется Церковью Приемыша (Cill Daltain).

Когда у женщины начинаются роды, повитуха или женщина, следующая за ней по старшинству, идет к двери дома, становится на fad-buinn, «торфяную приступку», то есть на порог, упирается руками в косяки и молит Бриду прийти на помощь:

Брида! Брида! приди,
Тебя позвали, как дóлжно!
Подай этой женщине помощь
И Троицу сотвори!

Если роды проходят благополучно, считается, что Брида пришла и что она благосклонна к семье; если плохо — что она не пришла и чем-то обижена. Подражая тому, что сделала Бригита при рождении Христа, повитуха посвящает новорожденного Троице, окропляя его лоб тремя каплями чистой, прохладной воды.

Родовспомогательниц почитали все народы. Юноне воздавали больше почестей, чем любому другому божеству Древнего Рима, а египетских повитух чтили сами фараоны. Пожалуй, трудно найти более трогательные слова о важности повитух, чем ответ двух милых девушек с островов Сент-Килда Джону Макдональду — добродушному насмешнику и непревзойденному моряку и лоцману адмирала Оттера, руководившего топографической съемкой западного побережья Шотландии [в 1852—1863 гг]: «“O любимицы мира сего и самого Царя луны и солнца! Вы так прекрасны! Отчего же вы не выйдете замуж?” “О любимец рода людского, как же нам выйти замуж? Ведь наша повивальная бабка умерла!»

В канун Дня святой Бригиты сельские девушки делали из колосьев куклу. Ее обряжали и украшали блестящими ракушками, сверкающими кристаллами, первоцветами, подснежниками и всякой зеленью, какую удавалось добыть. В мягком климате Внутренних Гебрид несколько видов растений продолжают цвести и в зимние месяцы, если только зима не выдастся на редкость суровой. Растительную жизнь здесь губят не зимние холода, а мартовские ураганы. Самую яркую ракушку или кристалл вешают на сердце куклы: это так называемая reul-iuil Bride — «путеводная звезда Бригиты», символ звезды, которая когда-то воссияла над вифлеемскими яслями и привела Бригиту к младенцу-Христу. Саму куклу девушки называют Bride или Brideag («Бригита», «Маленькая Брида»); ее несут в процессии, распевая песню: «Bride bhoidheach oigh nam mile beus» — «Прекрасная Брида, дева тысячи искусств». Эти спутницы Бригиты, banal Bride, одеты в белое и идут с распущенными волосами, что символизирует чистоту и юность. Они заходят в каждый дом, и каждый житель деревни должен вручить Бриде какой-нибудь подарок и выказать ей почтение. Таким подарком может стать ракушка, кристалл, кусочек дерева, цветок или зеленая ветка — что-нибудь такое, что пойдет на украшение куклы. Но мать семейства обычно преподносит съестное: «лепешку Бригиты» (bonnach Bride), «сыр Бригиты» (cabag Bride) или «шарик масла Бригиты» (rolag Bride). Обойдя всю деревню, девушки приходят в дом, где состоится «пир Бриды» (feis Bride). Они запирают дверь на засов, закрывают ставни и ставят куклу Бригиты в такое место, откуда ей всех будет видно и сама она будет хорошо видна всем. Местные парни приходят к дому и смиренно просят дозволения почтить Бригиту. Начинаются переговоры; в конце концов, парней впускают в дом и они воздают Бригите должные почести.

После этого наступает черед веселья: парни и девушки танцуют, поют и резвятся всю ночь, а когда забрезжит серый рассвет Дня святой Бригиты, становятся в круг и исполняют гимн, который начинается со слов: «Bride bhoidheach muime chorr Chriosda» — «Прекрасная Брида, избранная пестунья Христа». И, наконец, остатки пиршества (fuidheal na feisde) — а на деле почти все угощение, какое принесли на пир, — раздают бедным женщинам (парни и девушки стараются есть поменьше, чтобы бедным досталось больше).

Схожий обычай распространен и в Ирландии. Здесь куклу делают не из колосьев, а из мутовки для сбивания масла, и называют ее Brideog («Маленькая Бригита»). На праздник девушки одеваются во все лучшее, и та, у которой окажется самое красивое платье, отдает его Маленькой Бригите. На грудь куклы прикрепляют украшение в форме мальтийского креста, которое девушки Бригиты искусно сплетают из соломы своими проворными пальцами. Оно называется rionnag Brideog — «звезда Маленькой Бригиты». Бригите дарят булавки, иголки, камешки, соломинки и прочие подобные вещицы, а матери семейств подносят ей угощение.

Обычаи приноравливаются к окружению, подобно тому как рыбы, птицы и звери принимают окраску своей среды обитания. Моря у берегов Garbh Chriocha — «Дикой окраины» Шотландского нагорья, где культ Бригиты сохранялся дольше всего, — полны прелестных переливчатых раковин, а в горах попадается немало блестящих камней, так что здесь куклы Бригиты украшают и тем, и другим. Там же, где ни ракушек, ни камней не сыскать, девушки плетут искусные украшения из соломы.

Женщины постарше тоже не сидят без дела в канун Дня святой Бригиты — первого дня весны. Они сплетают корзину в форме колыбели, которую называют leaba Bride («ложе Бригиты»), и украшают ее с превеликим тщанием. Затем берут отборный сноп колосьев, обычно овса, и придают ему форму куклы. Куклу тоже украшают — сотканными нарочно для этого яркими лентами, блестящими морскими ракушками и яркими камешками, подобранными в горах. В солнечных долинах, укрытых от ветра, собирают первоцветы, маргаритки и другие цветы, успевшие пробудиться этим ранним утром года. Эту куклу тоже называют Бригиты или «образком Бригиты» (dealbh Bride). После того, как она будет обряжена и украшена со всею нежностью и заботой, одна из женщин выходит за дверь, становится на пороге, уперев руки в косяки, и негромко говорит в темноту: «Tha leaba Bride deiseal» — «Ложе Бриды готово». Другая женщина, стоящая у нее за спиной, подхватывает: «Thigeadh Bride steach, is e beatha Bride» — «Пусть же Брида войдет, Брида — желанная гостья». Женщина, стоящая на пороге, снова обращается к Бриде: «'A Bhride! Bhride thig a stench, tha do leaba deanta. Gleidh an teach dh’an Triana» — «Брида! Брида, входи, твое ложе готово. Храни этот дом во имя Троицы». После этого женщины торжественно укладывают «образок Бригиты» на ложе, которое они так заботливо для нее приготовили. Рядом с фигуркой из колосьев кладут прямую белую ветку (предварительно сняв с нее кору). Эту ветку называют по-разному: slatag Bride («посошок Бригиты»), slachdan Bride («палочка Бригиты») или barrag Bride («береза Бригиты»). Обычно берут ветку березы,  ракитника, ежевики, белой ивы или другого священного дерева, тщательно избегая деревьев «проклятых» или запретных. (Подобную ветвь вручали королям Ирландии при коронации и лордам Островов, когда те принимали свой титул и власть. Прямой она была в знак справедливости, а белой — в знак мира и чистоты: король или властитель обязались не проливать кровь без нужды.) Затем женщины разглаживали ровным слоем золу в очаге. Иногда золу насыпали на полку, обложив со всех сторон валиком ткани — для защиты от сквозняков или прочих случайностей. Рано утром вся семья внимательно осматривала золу. Если на ней находили отпечатки посошка Бригиты, считалось, что это к счастью, но особенно бурное ликование вызывал след от ее ступни — знак того, что Бригита ночью посетила дом и принесла прибыток в семействе, плодовитость стад и плодородие полей на весь будущий год. Если в золе не обнаруживалось никаких следов, никаких знаков присутствия Бригиты, то вся семья погружалась в печаль: это означало, что Бригита на них за что-то обиделась и не ответила на зов. В подобных случаях ее пытались умилостивить, воскуряя благовония и принося жертвы. Жертвой обычно становился петух (или, как утверждают некоторые, курица), закопанный заживо близ слияния трех ручьев, а благовония жгли в очаге перед отходом ко сну.

В Хайленде и на островах День святой Бригиты называли также La Cath Choileach — «Днем петушиных боев». Мальчики приносили петухов в школу и выпускали сразиться. Гордый обладатель coileach buadha — «петуха-победителя» — становился королем школы на целый год. Птицу, потерпевшую поражение, называли «трусом» (fuidse) или «трусливым петухом» (coileach fuidse). Все проигравшие, искалеченные и погибшие петухи доставались директору школы.

В Лоуленде таким же образом отмечали «День свечей» (La Coinnle), то есть Сретение. В Ирландии рассказывают, что в день очищения Марии, когда та отправилась в храм, Бригита шла перед нею, держа по горящей свече в каждой руке. На Храмовой горе дул сильный ветер, а свечи были без колпаков, но не мерцали и не гасли. В память об этом чуде Бригиту прозвали Bride boillsge — «Бригитой сияния». Иногда этот  день называют праздником Бригиты Свечной (La Fheill Bride nan Coinnle), но чаще — праздником Марии Свечной (La Fheill Moire nan Coinnle) или просто Днем свечей.

Alexander Carmichael (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Новости

03.12.2019

В раздел "Бригид: исследования" выложена заключительная часть статьи Александра Кармайкла "Родословие Бригиты"

01.12.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Геката как госпожа демонов" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката"

27.11.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Геката как Душа и Жизнь" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката" 

23.11.2019

В раздел "Бригид: исследования" выложена первая часть статьи Александра Кармайкла "Родословие Бригиты"

17.11.2019

В раздел "Геката: исследования" добавлен отрывок "Добродетели" из работы Стивена Ронана "Халдейская Геката"