Ойсин: Стихи и повести

Фатфит

Автор: Александр Кармайкл (с)
Перевод: Анна Блейз (с)
Источник: Carmina Gadelica, 133

«Фатфит» и «фитфат» — взаимозаменяемые термины: говорят и так, и так, не видя между ними разницы. Обозначается ими тайная сила, которая делает человека незримым для смертных глаз и преображает один предмет в другой. Мужчин и женщин с ее помощью делали невидимыми; мужчин превращали в коней, быков или оленей, женщин же — в кошек, зайцев и ланей. Иногда эти преображения совершались добровольно, иногда — против воли. В особенности «фитфат» был полезен охотникам, воинам и путешественникам: с его помощью они становились невидимыми или скрывались под чужой личиной от врагов и диких зверей.

У Финна была прекрасная возлюбленная, дочь народа холмов. Но Финн покинул ее и женился на дочери сынов человеческих. И от такой обиды фейри разгневалась и наслала на жену Финна чары-фитфат, превратив ее в горную лань. И жена Финна пришла на остров Сандрей, что посреди озера Лох-на-Кил близ Арисага, и родила там сына. И так много уже было в ней от лани, что она потянулась вылизать новорожденному висок; но и от женщины еще оставалось немало, а потому она лишь коснулась его языком и тут же опомнилась. Но было поздно: под языком ее на виске у ребенка вырос клок оленьей шерсти. Из-за этого-то клочка его и назвали Ойсином, Олененком. Еще мальчиком Оссиан отправился с Финном и фениями в холмы, охотиться на горных оленей. Но посреди охоты сгустился над ними волшебный туман, темнее ночи, и охотники будто ослепли: никто не видел остальных и не понимал, где очутился сам. На Оссиана же нашел неугомон, как порой бывает на охоте: он все брел и брел, не ведая куда, хоть уже давно притомился. И вдруг увидел он, что стоит посреди зеленого дола, будто бы на дне глубокой чаши в кольце высоких голубых холмов. А пройдя еще немного, заметил кроткую лань, что паслась в зеленой лощине. И подумал Оссиан про себя, что не видал еще такого прекрасного создания, как эта кроткая лань, и так и замер, глядя на нее с восторгом. Но охотничий дух был в нем слишком силен, и кровь горяча: поднял Оссиан копье и собрался метнуть его в лань. А та обернулась и посмотрела на Оссиана серыми глазами, большими и печальными, еще прелестней и пленительней, чем синие очи любви. И молвила так: «Не губи меня, Оссиан! Ведь я — твоя мать! На мне — чары-фитфат: из-за них я хожу по земле в обличье лани и только дома становлюсь сама собой. Вижу я, ты устал и измучен голодом и жаждой. Пойдем со мной домой, олененок сердца моего!» И Оссиан пошел за ланью след в след, и та привела его к камню у подножья холма. И как будто не было в камне двери, но лань открыла створку и вошла, а Оссиан — вслед за нею. И только он вошел, как лань закрыла дверцу-створку, и снова не стало в камне никакой двери. И обернулась стройная лань златовласой красавицей в зеленом платье до пят. А внутри холма сделалось светло, как «trath-nona la leth ant-samhraidh» — как в летний полдень. Но не от солнца, не от луны был тот свет и не от звезды путеводной.  И приготовила мать Оссиану пищу, и питье, и музыку. И поднесла ему пищу туда, где сподручно есть, и питье — где сподручно пить, и музыку — где сподручно слушать. И вкушал Оссиан ту пищу, и питье, и музыку, пока не насытился сполна — и так до семи полных сытостей. А угостившись, сказал матери: «Пойду я, матушка, погляжу, как там Финн и фении — оставил я их на охоте, в горах». И обняла мать Оссиана и поцеловала трижды, по-матерински. А после отворила дверцу-створку и выпустила его на волю. Он вышел, и камень за ним закрылся, и снова не стало двери.

И думал Оссиан, что три дня он ел, и пил, и слушал музыку в доме матери своей, — а вышло так, что провел он там три года. И сложил он песню, первую свою песню, чтобы остеречь свою мать от людей Финна и от гончих псов их.

Иэн Кэмпбелл с острова Айлей говорит в своей «Книге фениев», что собрал четырнадцать вариантов первой песни Оссиана. Шесть из них прислал ему автор этих строк. Одну из этих шести он записал со слов Ойриг Ник Иэн — иначе Эффрик, или Эффи, Макиан, прямой, как говорят, наследницы того Александра Макиана, который был вождем Макдональдов из Гленко, перебитых в 1692-м.

Эффрик Макиан была ростом невысока, но весьма хороша собой, умна и любезна. Она подарила мне серебряную брошь, которая, подобно крови, текущей в жилах самой Эффи, прошла через поколения от злосчастного вождя Гленко. Это круглая брошь с превосходной чеканкой, хотя и сильно потертая.

 

Оссиан предостерегает свою мать

Коли ты мать мне, коли ты лань лесная,
Встань, подымись, покуда не встало солнце.
Коли ты мать мне, коли ты лань лесная,
Скройся в холмах, пока не пошла охота.

Коли ты мать мне, коли ты лань лесная,
Бойся людей, что скачут по следу Финна.
Коли ты мать мне, коли ты лань лесная,
Бойся собак, что мчатся по слову Финна.

Если уйдешь в лощины, тебя загонят:
Бойся собак — от них не укрыться в долах.
Гончих шумливых, гончих свирепых бойся,
Ярым и жадным, не дай им себя настигнуть.

Финновых гончих бойся — Кайльте с Луатом,
Черного Брухага бойся, пса побережий,
Бойся свирепой суки с черным охвостьем,
Брана, сына Буяга, недруга ланей,
И малыша Геола, грозу оленей.

Если пойдешь в низины, в лесные чащи,
Воинов Финна бойся из клана Байшкне,
Бойся ты клана Байшкне и лютых псов их:
Коль сосчитать их — ровно двенадцать сотен,
Каждый герой оружен, с мечом в деснице.

Следом за каждым пес его верный мчится,
Ждет под скалою Лиде, сын Лианнана,
Дюжину гончих держит на крепкой сворке,
Карлик в тени утеса, он ждет в загоне —
Страшно ему, что охота пройдет стороною.

Если пойдешь в холмы, на большие горы,
Воинов Финна бойся из клана Морны,
Бойся ты клана Морны и лютых псов их:
Коль сосчитать их — ровно двенадцать сотен,
Каждый герой оружен, с мечом в деснице.

Если пойдешь в холмы, на крутые выси,
Воинов Финна бойся из клана Смелых,
Бойся ты клана Смелых и лютых псов их:
Коль сосчитать их — ровно двенадцать сотен,
Каждый герой оружен, с мечом в деснице.

Если пойдешь в леса, что у кромки моря,
Воинов Финна бойся из клана Ярых,
Бойся ты клана Ярых и лютых псов их:
Коль сосчитать их — ровно двенадцать сотен,
Каждый герой оружен, с мечом в деснице.

 

Фатфит

Заклинаю тебя
Марией пророчеств,
Бригитой плаща:
От овцы, от барана,
От козла, от козы,
От лисицы, от волка,
От свиньи и от вепря,
От собаки, от кошки,
От толстомясого
Медведя в лесах,
От недоброго глаза,
От бродячего пса,
От коня, от коровы,
От быка, от телицы,
От дочки, от сына,
От птиц воздушных,
От тварей ползучих,
От рыб морских,
От бесов бури.

Alexander Carmichael (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Новости

22.03.2019

В раздел "Олимпийские божества: Афина" добавлена подборка античных гимнов Афине

22.03.2019

В раздел "Афина: история" добавлена заметка "Паллада" (о значении эпитета)

21.03.2019

В раздел "Дану: практики" добавлена статья Джона Беккета "Ритуал Остары (весеннего равноденствия) для одиночной практики"

18.03.2019

Новинка в магазине: книга Николая ди Маттуша Фрисвольда "Эшу и кимбанда: культ ночи и огня"

02.03.2019

В раздел "Ойсин: стихи и повести" добавлена легенда о рождении Ойсина из собрания "Carmina Gadelica"